Десятки работающих на Rolex прототипистов обладают многосторонними талантами. Это моделисты, плановики, инженеры и часовщики в одном лице. Они первыми придают вновь разработанным деталям и часам форму и функции. Эти люди тайно оживляют часы за годы до их официального выпуска.

В углу конструкторского отдела приютилась освещенная ярким солнцем мастерская, которая своей спартанской обстановкой резко отличается от других, богато отделанных деревом и кожей, помещений этой современной студии, где фантазии дизайнеров переносятся на бумагу или на экран больших планшетных компьютеров. В этой скромной мастерской впервые обретает свою физическую форму корпус новых часов. Его причудливые изгибы тщательно обтачиваются напильником точно по чертежу. Из латунного бруска образуется полноразмерная модель, обработанная опытным и внимательным моделистом с точностью до одной сотой миллиметра. Интуиция и твердая рука решают все. Моделист даже прислушивается к своему напильнику, чтобы понять, сколько металла тот стачивает. Способность к ваянию сочетается у прототиписта с таким чувством точности, которое могло бы сделать честь часовому мастеру, работающему над сложным часовым механизмом.

Физическая реальность

Это первая стадия создания прототипа, хорошо слаженная фаза творческого процесса исследований и проектирования. Обычно таких эстетичных прототипов делается два или три. Они нужны для отделки внешнего дизайна и для обоснования правильности концепции. Ведь ничто не помогает так точно почувствовать игру света на поверхности и эмоциональную привлекательность новой формы, как реальная вещь, а яркие на бумаге или экране идеи часто в реальности выглядят гораздо скучнее, чем рисовалось в воображении. Кроме того, общее впечатление от целой вещи может вызвать желание изменить внешний вид ее отдельных частей.

В любом случае, прототип имеет исключительно рациональное предназначение. Он превращает задумку в физическую реальность, формируя шаблон для сканирующей машины, которая воспроизведет точные размеры корпуса в трех координатах, чтобы можно было перейти к следующему этапу процесса создания новых часов – к изготовлению функциональных прототипов.

Физическая реальность

Автономные команды

Прототиписты преобразуют подробные чертежи дизайнеров и инженеров в полнофункциональные часы или часовые детали с предельной точностью и именно с той отделкой, которая в итоге предполагается у будущих моделей Oyster и Cellini. Их способности и предъявляемые к ним требования таковы, что команда прототипистов из нескольких десятков человек охватывает собой почти весь комплекс профессий и все возможности часового производства.  Одна такая команда может, например, изготовить для конкретного проекта 20 браслетов-прототипов. Иногда за год ими делается более 500 корпусов и 300 браслетов, необходимых для того, чтобы дать материал для дальнейшего процесса разработки и тестирования. Почти 900 прототипов понадобилось, например, для того, чтобы запустить в серию более 50 циферблатов, появившихся в 2015 году.

Часовое мастерство, автономные команды

Задолго до того, как новая модель часов или часового механизма будет выпущена на рынок, на свет появляется неотличимый от нее прототип, изготовленный слаженными усилиями команды, представляющей собой на Rolex «мануфактуру в мануфактуре», то есть еще одно совершенно автономное производство. Более того, отдел прототипирования на Rolex может конкурировать по оснащенности кадрами и техникой с целым заводом какой-нибудь известной часовой марки.

Задача прототипистов имеет сходство с работой часовщиков, которые изготавливают уникальные шедевры высокого часового искусства, существующие в единичных экземплярах. Ведь прототиписты с нуля создают – в единственном числе или небольшой партией из дюжины экземпляров – полностью работоспособные часы с полной чистовой отделкой, в том числе драгоценными камнями.

Часовое мастерство, анализ

Мастера на все руки

Большинство прототипистов работает по специальности не менее десяти лет. Многие из этих людей успели приобрести навыки в самых разных профессиях, связанных с дизайном, изготовлением корпусов и браслетов, керамикой или часовыми механизмами. А некоторые, став прототипистами, продолжают приобщаться к новым профессиям.

Такая профессиональная гибкость позволяет прототипистам работать с широким спектром компонентов и методов, используя для изготовления функциональных прототипов те же металлы и материалы, из которых в итоге будут состоять серийные часы.

Часовое мастерство, мастера на все руки

Тут уже ремесло прототиписта сравнимо с профессией инженера и механика. Вытачивание на автоматах с числовым программным управлением (ЧПУ), электроэрозионная обработка, высокоточная лазерная сварка, фрезерование, полировка... Новейшее автоматизированное оборудование используется прототипистами наравне с традиционными токарными станками, на которых работают вручную. Не хватает в мастерских прототипистов только самого тяжелого оборудования, используемого в крупносерийном производстве.

При всей их универсальности прототиписты владеют своими ремеслами как заправские мастера: они стараются работать с такой точностью, чтобы отклонение от допусков практически равнялось нулю. Особенно важно это для тех, кто изготавливает мелкие детали часового механизма, где пределы допуска часто исчисляются микронами. Поэтому каждый прототипист сразу же перепроверяет свою работу, чтобы удостовериться в ее качестве. Сложные зубчатые колеса размером в несколько миллиметров могут быть перепроверены и сопоставлены с чертежом путем наложения снятых под микроскопом изображений на экране. На соответствие чертежу тщательно проверяется под увеличением в 250 раз каждый миллиметр детали.

Полировка корпуса

Бракуются детали исключительно редко, потому что если отклонения и случаются, то там, где это было сделано намеренно с целью компенсировать бесконечно малые различия между штучным изготовлением прототипа и методами серийного производства, а также вероятное влияние на баланс между различными деталями в часах. Этот дар предвидения – еще одно необходимое прототиписту качество.

Работая над часами за годы до их запуска в серийное производство, прототиписты часто первыми изготавливают запатентованный новый компонент или применяют новую технологию. Поиск успешных способов изготовления – тоже их задача. Если они заметят возможные препятствия серийному производству, то не замедлят об этом сообщить. Хотя строгость, точность и методичность являются важными основами в работе прототиписта, склонность к импровизации тоже ценится.

Тщательный анализ

Прототиписты способны создавать новые инструменты или модифицировать стандартные станки под нужды изготовления или чистовой отделки какой-нибудь новой детали.

Чем выше эстетические запросы, чем сложнее механические часы, чем выше требования к точности и выносливости, тем важнее становится роль протитипистов и поддерживающих их в работе технологий. Хотя внешний вид и технические характеристики разрозненных компонентов и составляемого ими целого, включая часовой механизм, могут быть тщательно исследованы и протестированы с помощью компьютерного моделирования, создание прототипов остается жизненно важным этапом. Сочетание развития технологий и возможностей прототипирования сделало возможным внедрение инноваций, о которых когда-то можно было только мечтать.

Тщательная отделка

На годы впереди своего времени

Первые прототипы нового спуска Chronergy были изготовлены примерно за десятилетие до того, как этот спуск был внедрен в серию в составе механического калибра 3255 для часов Rolex Day-Date 40. А сам калибр 3255 впервые появился на свет в своем нынешнем виде примерно за шесть лет до начала выпуска. Около 10 прототипов были сделаны всего за год после того, как отдельные системы, такие как Chronergy, сами были протестированы в виде прототипов.

Часовое мастерство, на годы впереди своего времени

И как контраст: меньше месяца понадобилось прототипистам на то, чтобы, работая практически круглые сутки, с чистого листа изготовить экспериментальную модель Rolex Deepsea Challenge в 2012 году. Результат этой работы, в которой было много, хоть и тщательно просчитанной, но импровизации, прошел полевые испытания уже через несколько недель после завершения: вместе с аппаратом DEEPSEA CHALLENGER Джеймса Кэмерона изготовленные прототипистами часы успешно погрузились в самую глубокую точку Мирового океана. По общему мнению, это достижение часовщиков было бы невозможным без способности создавать прототипы.

Часовое мастерство, прототипирование

Впрочем публично мастерство прототипистов демонтрируется редко. По своей природе прототипирование – это работа, которая ведется тайно от других. Прототиписты вынуждены скрывать свой триумф. Но они с гордостью могут носить часы Rolex, к созданию которых приложили руку. Как, например, эта модель Yacht-Master II с парой миниатюрных инновационных деталей внутри, которые впервые были воплощены в физической форме ее улыбающимися владельцами.

Часовое мастерство, циферблат, финальная отделка

Поделиться страницей